Главная страница
Библиотека сайта
Свод «Древнейшие источники по истории Восточной Европы»
Восточная Европа в древности и средневековье (материалы Чтений)
Древнейшие государства Восточной Европы. 2014 год: Древняя Русь и средневековая Европа: рождение государств. C. 304-317.
Автор(ы)
А.А. Горский
Название
К вопросу о формировании системы посадничества на Руси
Аннотация
В статье рассматривается вопрос о времени складывания на Руси системы управления через княжеских наместников в городах (явлении, признаваемом современной политической антропологией показателем перехода к государственной стадии политического развития). Сведения из главы 9 трактата Константина Багрянородного «Об управлении империей» (940-е гг.) о русских «крепостях» сопоставляются с данными русско-византийского договора 944 г. и известиями Начального свода и Повести временных лет. В результате автор приходит к выводу, что во всех упоминаемых Константином центрах (к ним относятся Новгород, Смоленск, Любеч, Чернигов, Вышгород, Витичев) сидели наместники киевского князя, а не славянские князья и не независимые от Киева варяжские предводители. Эти города служили местами концентрации дани, собранной с близлежащих к ним славянских догосударственных общностей («славиний» по византийской терминологии). Таким образом, в княжение Игоря система посадничества предстает уже в достаточно развитом виде (поэтому можно полагать, что элементы ее возникли еще при Рюрике и Олеге, хотя надежных данных о посадниках этих князей нет). Управление через наместников непосредственно подвластной русским князьям территорией (вытянутой с севера на юг вдоль «пути из варяг в греки») сочеталось в середине X в. с элементами, свойственными т.н. «сложному вождеству» — наличием «славиний», сохраняющих своих князей и обязанных Киеву только данью. К концу X столетия посадничество распространяется на всю территорию, где признается власть киевского князя. При этом структура распределения князей-наместников при Владимире Святославиче развивает ту, что фиксируется в середине X в., видоизменяя ее в условиях значительного расширения непосредственно подвластной русским князьям территории. Владимир сажал сыновей на недавно присоединенных землях — в бывших «славиниях» (Полоцк — кривичи, Туров — дреговичи, земля древлян, Владимир — волыняне) и на неславянских территориях (Ростов — меря, Муром — мурома, Тьмуторокань в Приазовье). Из городов же, издавна находившихся под непосредственной властью киевских князей, наместники-Владимировичи были отправлены только в наиболее отдаленные от Киева центры — Новгород и Смоленск. Среднее Поднепровье, где были расположены Чернигов, Любеч, Вышгород и Витичев, оставалось под управлением Владимира, здесь сидели посадники-бояре.
Autor(s)
A.A. Gorsky
Name
Discussing the Formation of the Posadnik System in Rus’
Summary
The paper discusses the problem of the time of formation of the posadnik system, i. e. the government through prince’s governor-generals in Russian towns (modern political anthropology considers it to be the evidence of the transition to the state level of political development). The information of “De administrando imperio” by Constantine Porphyrogenitus (ch. 9, the 940s) about Russian “fortresses” is compared with the data of the Rus’-Byzantine treaty of 944 and with the information of the Primary Code and the Primary Chronicle (Povest’ vremennykh let). The conclusion is: all the centres which Constantine names (Novgorod, Smolensk, Lyubech, Chernigov, Vyshgorod and Vitichev among them) were governed not by Slavic princes or independent of Kiev Varangian chiefs, but by posadniks of the Kievan Prince. These towns accumulated the tribute from the neighbouring pre-state communities (“Slavinii”, to use the Byzantine term). So, under Igor’ the posadnik system appears already rather developed one (its elements can be considered to have appeared under Rurik and Oleg, though there are no trustworthy data about posadniks of those princes). In the mid-tenth century the governing through posadniks on the territory subject to Russian princes (along the trade route “from the Varangians to the Greeks”) combined with the elements of the so-called “complex chiefdom”, i. e. the existence of “Slavinii” which were subject to their own princes and which only paid the tribute. By the late tenth century the posadnik system extended to the whole territory which acknowledged the authority of the Kievan Prince. At the same time the structure of the allocation of princes-posadniks under Vladimir Svyatoslavich develops the one of the tenth century and transforms it under the conditions of considerable expansion of the territory subject to the Russian princes. Vladimir set his sons on the newly annexed lands, both in the former “Slavinii” (Polotsk — the Krivichs, Turov — the Dregovichs, Murom — the Muroma, T’mutorokan’ near the Azov sea). Among the towns for a long time subject to the Kievan princes Vladimirovichs were only sent to Novgorod and Smolensk being the centres farthest from Kiev. The territory along the middle part of the Dnieper, with Chernigov, Lyubech, Vyshgorod and Vitichev, was subject to Vladimir. Posadniks-boyars governed there.
Ключевые слова
Русь, X век, формирование государства, посадник
Key words:
Литература
Горский А.А. Русь: От славянского Расселения до Московского царства. М., 2004.
Горский А.А. Первое столетие Руси // Средневековая Русь. М., 2012. Вып. 10. С. 7–112.
Горский А.А., Кучкин В.А., Лукин П.В., Стефанович П.С. Древняя Русь: очерки политического и социального строя. М., 2008.
Ениосова Н.В., Пушкина Т.А. Гнёздово — раннегородской центр эпохи формирования Древнерусского государства // Древняя Русь и средневековая Европа: возникновение государств. Материалы конференции. М., 2012. С. 55–62.
Зоценко В. Древнерусский Вышгород. Историко-археологический обзор // Борисо-Глебский сборник. Collectanea Borisoglebica. Paris, 2009. Вып. 1.
Константин Багрянородный. Об управлении империей. Текст, перевод, комментарий / Под ред. Г.Г. Литаврина и А.П. Новосельцева. М., 1989.
Крадин Н.Н. Политическая антропология. М., 2004.
Литаврин Г.Г. Славинии VII–IX вв. — социально-политические организации славян // Этногенез народов Балкан и Северного Причерноморья. М., 1984. С. 193–203.
Назаренко А.В. «Слы» и «гостие»: О структуре политической элиты Древней Руси в первой половине — середине X в. // ВЕДС-XIX: Политические институты и верховная власть. М., 2007. С. 169–174.
НПЛ — Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950.
ПСРЛ. М., 1997. Т. 1.
ПСРЛ. М., 2001. Т. 2.
Русь в IX–X вв.: Археологическая панорама. М., 2012.
Рыбаков Б.А. Смерды // История СССР. 1979. № 2. С. 36–57.
Свердлов М.Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси. Л., 1983.
Толочко П.П. Власть в Древней Руси. СПб., 2011.
Янин В.Л. Новгородские посадники. Изд. 2-е. М., 2003.
Lind J.H. The Russo-Byzantine Treaty and the Early Urban Structure of Rus’ // The Slavonic and East European Review. 1984. V. 62. N 3. P. 362–370.
Synellis K. Die Entwicklung der Bedeutung des Terminus «πάκτον» im Rahmen der Entwicklung der internationalen Beziehungen von Byzanz vom 4. bis zum 10. Jahrhundert // Studien zur Geschichte der römischen Spätantike. Festgabe für Johannes Straub / Ed. E. Chrysos. Athen, 1989. S. 234–250.
 
Ознакомиться с текстом статьи в формате PDF
 
Вернуться к оглавлению